Тайное прошлое психотерапевта

Некоторые считают, что сами психологи никогда не испытывают трудностей. Однако болезненные переживания и кризисы свойственны всем — и психотерапевты не исключение. Стейси Фридентал, специалист по предотвращению суицидов, рассказывает о жизни с депрессией и признается в шокирующем поступке, который совершила в прошлом.

Познать себя 

Мои друзья называли ее «вагончиком» — мою крошечную студенческую квартирку. Дубовые полы были настолько древними, что краска давно облупилась. Полы были всегда грязными. Когда я их мыла, шелуха слезающей краски упрямо забивалась в щели между досками.

Я училась на психотерапевтическом факультете в Техасском университете. До этого я много часов работала волонтером-консультантом горячей линии по предотвращению суицидов. Мои психотерапевтические способности помогли многим, но только не мне. Депрессия постоянно преследовала меня, и с ней ее верные соратники — тревога, тошнота и бессонница.

Мозг постоянно зацикливался на мелких недостатках вроде грязных полов в квартире. Несколько недель после переезда я возмущалась, что хозяйка не выполнила обещание отремонтировать полы. Я ненавидела себя, что не зафиксировала это обещание в договоре. В конце концов я презирала себя за то, что переживаю насчет полов и не могу остановиться.

Ночь за ночью этот цикл ненависти крутился в моей голове. Наконец я засыпала, но только чтобы проснуться через пару часов, снедаемая такой ненавистью к себе, что жизнь казалась невыносимой. При одном взгляде на пол меня окатывала новая волна отвращения. Я чувствовала панику. Как это возможно, чтобы кто-нибудь полюбил меня такую?

Темный призрак депрессии впервые появился, когда мне было 12, и стал с тех пор частым гостем. Когда мне исполнилось 26 лет, я начала принимать антидепрессанты, и они мне сразу же помогли. Но из-за них у меня начали сильно выпадать волосы, и я прекратила их принимать. Мой психиатр настаивал, чтобы я попробовала другой препарат. Однако мой разум уже убедил себя, что мне ничто не поможет, а если и поможет — я этого недостойна.

Я чувствовала, что моим мучениям не будет конца, и думала, что есть только один способ их прекратить

Никто не догадывался, что я чувствую. Внешне у меня все было хорошо. Я часто шутила, много общалась и была лучшей на курсах психопатологии и психотерапии. Моя любознательность и чувствительность помогали понять работу мозга, человеческие страдания, несмотря на то, что я не могла помочь себе.

Читай продолжение на следующей странице

Тайное прошлое психотерапевта