Эмиграция: выбор в пользу журавля

Большинство из нас может вспомнить события, ставшие поворотными для карьеры или личной жизни. И каждая такая развилка, ситуация выбора дается непросто. Голос в голове назойливо убеждает в том, что мы не сможем, не справимся. Но иногда нужно просто попытаться.

Познать себя 

Мне было непонятно, почему Олег не решается. Парень, который за свои 28 лет только и видел, что тумаки да насмешки над его непривлекательной внешностью, бедственным положением его семьи, причудами психически нестабильной мамы… Этот парень сидит напротив меня и крошит вилкой свой чизкейк. Движения его меня раздражают, тело не врет: ровно то же самое происходит в голове Олега. Он решает, ехать в Америку или нет.

Олег — мой давнишний приятель из компьютерного кружка, куда я ходила в 11 лет. Компьютеры были маленькими, желтоватый пластик, из которого их делали, — пыльным, а на пузатых экранах размером чуть больше ладони, вздрагивая, вырисовывались то кривоватые домики, то цветочки. А мы писали программы на языках Logo и Basic, чтобы эти каракули появлялись на пузатых экранах.

Было в этом в начале 1990-х что-то от магии. Помню, я отвлеклась, а один зловредный мальчишка написал в моей на минуту оставленной без присмотра программе команду, которая была «самым страшным заклинанием», чем-то вроде «авада кедавра» из саги о Гарри Поттере. Вернувшись к компьютеру и осознав случившееся, единственная девочка в группе отчаянно заверещала. Восьмилетний невероятно умный очкарик Олег подошел и все исправил. После этого мы стали ездить с ним домой на одном автобусе.

Я отправила Олега на терапию, но процесс шел медленно: мой друг не верил, что его дела могут идти иначе

Разница в возрасте в три года поначалу давала мне массу преимуществ и «фору» жизненной мудрости. Время стерло это различие, но я все равно продолжала относиться к Олегу с вершин старшинства. За 20 лет нашей полудружбы Олег стал 28-летним мужчиной в растянутом свитере, с неравномерной щетиной и массой комплексов. Я же была полной его противоположностью: слишком смелая, самоуверенная, решительная, да к тому же психолог.

Конечно, я отправила Олега на терапию, выбрав отличного специалиста, но процесс шел медленно и почти бессмысленно: мой друг не верил, что его дела могут идти иначе. Нерешительность Олега в тот день особенно выводила меня из себя: ему предложили грант в Америке. Один компьютерный гигант прочел его негативные отзывы о продукте, нашел замечания блестящими, а высокомерный тон не оставил сомнений, что писал комментарии блестящий и уверенный в себе инженер.

Читай продолжение на следующей странице

Эмиграция: выбор в пользу журавля